Международный научно-практический правовой журнал. «Legea și viața» (“Закон и Жизнь”) №11/2018.

Инна СУХОСТАВЕЦ, доктор философии права, директор и партнер ООО «Юридическая компания «Инстанто»

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются вопросы применения в Украине контрактов FIDIC в отношениях, связанных со строительством. Исследована правовая природа указанных контрактов как источника регулирования отношений сторон строительного подряда. Проанализирована нормативная основа применения контрактов FIDIC в Украине, выявлены его проблемные вопросы. Обоснованы предложения по внесению изменений в Хозяйственный кодекс Украины в части закрепления возможности и условий использования контрактов FIDIC, способствующих улучшению регулирования отношений между участниками строительного процесса.

Ключевые слова: договорные отношения, контракты FIDIC, инженер-консультант, примерные формы, строительный подряд, обычаи делового оборота.

SUMMARY

The article deals with the application of FIDIC contracts in Ukraine in relations related to construction. The legal nature of FIDIC contacts has been considered as a source of regulation of relations between the parties to the construction contract. The normative basis for the use of FIDIC contacts in Ukraine have been analyzed. Problem issues of FIDIC contacts have been identified on the basis of the research. Proposals on amendments to the Economic Code of Ukraine in terms of strengthening the possibility and conditions of use of FIDIC contracts have been substantiated, which help to improve the regulation of relations between the participants in the construction process.

Key words: contractual relationships, FIDIC contracts, consulting engineer, approximate forms, contract agreements, business customs.

Постановка проблемы. Благода-
ря активной деятельности Федерации
в области регулирования взаимоот-
ношений участников строительного
процесса (общеизвестной как FIDIC,
акроним от Fédération Internationale Des
Ingénieurs-Conseils1), в настоящее вре-
мя в мировой практике сложилась так
называемая методика ФИДИК, активно
применяемая в международном стро-
ительстве. В широком смысле слова
методика ФИДИК – это метод выпол-
нения проекта путем проведения таких
мероприятий: подготовка конкурсной
документации для проведения торгов
на поставку товаров; выполнение работ

и оказание услуг по проекту; организа-
ция и проведение тендерных торгов на
товары, работы и услуги; производство
работ. В узком смысле слова методика
ФИДИК заключается в использовании
юридических документов (контрактов)
установленного образца, содержащих
правила (условия) выполнения строи-
тельных проектов [1, с. 28].
Вопросы применения контрактов
FIDIC в Украине на протяжении по-
следнего десятилетия не очень актив-
но, но все же обговаривались. Спе-
циалисты отмечают, что в Украине
применение контрактов FIDIC в насто-
ящий момент не очень популярно. При-

чины тому – специфика отечественного
законодательства, а также стремление
украинского подрядчика работать по
установленной схеме, то есть по уже
разработанным договорам подряда на
строительство [2]. В то же время пред-
ставители Ассоциации инженеров-кон-
сультантов Украины (входящей в со-
став FIDIC) рассматривают введение
стандартов FIDIC как необходимое
условие движения в русле европейско-
го вектора, привлечения инвестиций
в крупные проекты, улучшения каче-
ства строительных работ [3].
Актуальность темы исследова-
ния. Поскольку тема правового обе-
спечения использования контрактов
FIDIC в Украине раскрыта не полно-
стью, есть необходимость ее дальней-
шего изучения.
Состояние исследования. Отдель-
ные практические аспекты проблемы
применения контрактов FIDIC иссле-
довались такими учеными, как Л. Клэе,
И.А. Козарчук, О.В. Лилов, И.В. Ники-
форов, И.В. Чумаченко и другие. Одна-
ко остаются за рамками проведенных
исследований вопросы правовой при-
роды контрактов FIDIC, оснований
и порядка их использования в отно-
шениях, связанных со строительством
в Украине.
Целью и задачей статьи являет-
ся определение правовых основ при-
менения контрактов FIDIC в Украине
и обоснование предложений по их со-
вершенствованию.
Изложение основного материала.
Современное украинское строитель-
ство уже частично применяет между-
народные стандарты и сотрудничает
с международными организациями.
В Украине начинают использовать-
ся типовые формы контрактов FIDIC:
Гармонизированные Условия Контрак-
та (2010 г.), Красная Книга (1999 г.),
Желтая Книга (1999 г.), Белая Книга
(1994 г., 2006 г., 2017 г.) [4, с. 3].
На сегодня внедрение указанных
контрактов в Украине исследователи
условно разделяют на три этапа в за-
висимости от источников финансиро-
вания.
І этап. При финансировании объ-
ектов строительства за счет кредитов
международных финансовых органи-
заций (международные договоры).
Статьей 10 Гражданского кодекса
Украины (далее – ГК Украины) уста-
новлено, что если в международном
договоре содержатся иные правила,
чем те, которые установлены соот-
ветствующим актом гражданского за-
конодательства, применяются правила
международного договора Украины.
Исходя из изложенного, при реализа-
ции проектов строительства за счет
кредитов международных финансовых
организаций использование контрак-
тов FIDIC является правомерным уже
сегодня, если это указано в таких дого-
ворах (примеры применения проформ
FIDIC при осуществлении в Украине
строительства за счет иностранных
кредитов: терминал «Д» международ-
ного аэропорта «Борисполь», Бескид-
ский тоннель Львовской железной до-
роги, реконструкция автомобильных
дорог и так далее).
Для возможности проведения вза-
иморасчетов и оплаты работ казначей-
ством Министерством регионального
развития и строительства Украины
были разработаны примерные формы
первичных учетных документов: «От-
чет о выполнении работ по контракту
на объекте строительства за период
(месяц/год)» (Примерная форма № 1),
«Итоговый отчет о стоимости выпол-
ненных работ по контракту на объекте
строительства за период» (Пример-
ная форма № 2), «Акт сдачи/приемки
выполненных строительных работ»
(Примерная форма № 3). Они приве-
дены в приложениях Ф, Х, Ц ДСТУ Б
Д.1.1-1:2013. Указанные примерные
формы корреспондируются как с дей-
ствующими в Украине, так и с теми,
которые указаны в типовых контрак-
тах FIDIC.
II этап. При финансировании объ-
ектов строительства за счет негосу-
дарственных источников финансиро-
вания проформы FIDIC по решению
заказчика (инвестора) могут приме-
няться в полной мере при условии
урегулирования разногласий с норма-
тивными законодательными актами
Украины, которые могут возникать
в отдельных случаях.
ІII этап. При финансировании ра-
бот за счет государственных средств.
Введение проформ FIDIC при государ-
ственном финансировании строитель-
ства возможно при условии адаптации
положений указанных проформ к поло-
жениям законодательных и норматив-
ных актов Украины [5, с. 118–119].
Профессия инженера-консультанта
в Украине с 1 ноября 2017 г. включена
в Национальный классификатор про-
фессий, а Справочником квалифика-
ционных характеристик профессий ра-
ботников (Выпуск 64 «Строительные,
монтажные и ремонтно-строительные
работы») определены квалификацион-
ные характеристики упомянутой про-
фессии [4, с. 4; 6].
Основными нормативно-правовы-
ми актами, регулирующими вопросы
деятельности инженера-консультан-
та, являются: постановление Кабине-
та Министров Украины от 28 декабря
2016 г. № 1065 «Об утверждении тре-
бований по проведению контроля каче-
ства работ по новому строительству, ре-
конструкции и ремонту автомобильных
дорог общего пользования»; приказ
Министерства социальной политики
Украины от 23 июня 2017 г. № 1050 «Об
утверждении минимальных требова-
ний по охране труда на временных или
мобильных строительных площадках»;
приказ Министерства экономического
развития и торговли Украины от 26 ок-
тября 2017 г. № 1542 «Об утверждении
изменения № 6 в Национальном клас-
сификаторе Украины ДК 003:2010»;
приказ Министерства регионального
развития и строительства Украины от
8 августа 2017 г. № 192 «О внесении
изменений в Справочник квалифика-
ционных характеристик профессий ра-
ботников, Выпуск 64 «Строительные,
монтажные и ремонтно-строительные
работы» (с изменениями, внесенными
приказом от 29 декабря 2017 г. № 350).
Закон Украины «О внесении из-
менений в некоторые законы Украины
о реформировании системы управ-
ления автомобильными дорогами
общего пользования» от 17 ноября
2016 г. №1764-VIII предусматривает,
кроме всего прочего, что «с целью ак-
тивизации инвестиционной деятель-
ности, повышения качества и эффек-
тивности дорожного строительства
при строительстве и реконструкции
автомобильных дорог могут приме-
няться принципы и условия контрактов
Международной федерации инжене-
ров-консультантов (FIDIС) в порядке,
который утверждается Кабинетом Ми-
нистров Украины» [7].
Исследователи подчеркивают не-
обходимость и в дальнейшей актуали-
зации отечественных договоров к ти-

повым договорным проформам FIDIC.
Также обращается внимание на то, что
процесс упомянутой гармонизации
связан с рядом противоречий, которые
требуют немедленного решения: недо-
статочное понимание терминологии,
правовых принципов и положений,
содержащихся в проформах FIDIC,
и их соответствия действующему за-
конодательству Украины; структурные
искажения проформы, нарушение ме-
ханизмов взаимодействия их частей
(сокращение и трансформация, ошиб-
ки или упущения при составлении
Особых условий и иерархии докумен-
тов, селективность и непоследователь-
ность изменений и тому подобное);
существенное нарушение баланса ин-
тересов сторон в результате измене-
ний, которые вносятся; несоблюдение
императивных требований законода-
тельства Украины; неосведомленность
иностранных инженеров по локальным
особенностям, неотработанным меха-
низмам координации и взаимодействия
с локальными экспертами [7].
Существуют проблемы также
с определением правовой природы
контрактов FIDIC. Вследствие того,
что потребность в использовании упо-
мянутых контрактов возникла не так
давно, в научной литературе отсутству-
ют устоявшиеся подходы относительно
правовой природы таких контрактов
относительно основных принципов
континентальной правовой системы.
Так, некоторые авторы считают, что
контракты FIDIC следует рассматри-
вать в качестве документов, которые
унифицируют обычаи делового обо-
рота, связанные с выполнением строи-
тельных инженерных работ [8, с. 13; 9].
Другие исследователи придержи-
ваются точки зрения, согласно кото-
рой проформы носят сугубо рекомен-
дательный характер, поэтому сама по
себе разработка и опубликование про-
форм не создает обычая [10, с. 20].
В Украине договорные отношения
могут регулироваться обычаем, на-
пример, обычаем делового оборота,
под которым понимается правило по-
ведения, не предусмотренное акта-
ми законодательства, но являющееся
устойчивым, то есть таким, что широ-
ко применяется в определенной сфере
отношений (ст. 7 ГК Украины). Ис-
пользуя классификацию Р. Давида, ГК
Украины признает обычаи в дополне-
ние закона (secundum legem), обычаи,
кроме закона (praeter legem), и отрица-
ет существование обычаев против зако-
на (contra legem). Статья 7 ГК Украины
предусматривает также возможность
фиксации обычая в соответствующем
документе. При этом условием приме-
нения обычая является его непротиво-
речивость договору и актам граждан-
ского законодательства [11, с. 99].
В п. 2 Информационного письма
Высшего хозяйственного суда Украи-
ны «О некоторых вопросах практики
применения норм Гражданского и Хо-
зяйственного кодексов Украины» от
7 апреля 2008 г. указано, что в соответ-
ствии с ч. 1 ст. 7 ГК Украины обычаем
делового оборота является правило по-
ведения, которое не установлено акта-
ми гражданского законодательства, но
является устойчивым в сфере делового
оборота.
Хозяйственный кодекс Украины
(далее – ХК Украины) не содержит
статьи, подобной ст. 7 ГК Украины.
Однако обычай в нем также признает-
ся источником регулирования хозяй-
ственных отношений путем указания
в положениях отдельных статей. Так,
например, согласно ч. 3 ст. 344 ГК
Украины международные расчеты ре-
гулируются, в том числе, банковскими
обычаями, к которым относятся, на-
пример, Унифицированные правила по
инкассо, Унифицированные правила
и обычаи для документарных аккре-
дитивов. Указанные Правила являются
ничем иным, как систематизированны-
ми сводами международных обычаев.
В ч. 1 ст. 32 ХК Украины указывается
на торговые и другие честные обычаи
в предпринимательской деятельности
[12, с. 6].
Обычаи делового оборота наделе-
ны признаками, которые сформулиро-
ваны с помощью оценочных категорий
(правило должно широко применяться)
либо четко определены (применение
в определенной сфере предприни-
мательства, легальная непредсказуе-
мость, подчинение обязательным пра-
вилам законодательства и условиям
договора). При признании правила
торговым обычаем наибольшую слож-
ность составляют оценочные призна-
ки. Так, закрепленность за тем или
иным правилом характера и широкого
применения объединены с установле-
нием совокупности иных различных
обстоятельств, в том числе: время воз-
никновения, стабильность (устойчи-
вость) существования, единообразие
и возможность динамики содержания,
степень распространенности в деловых
кругах, распространение (степень при-
знания), частота применения (посто-
янство соблюдения, многократность,
системность), исключительность (от-
сутствие альтернатив и конкуренции
со стороны других обычных правил).
Необходимо учитывать и внутренние
связи между указанными обстоятель-
ствами. Обычай делового оборота наи-
более часто применяется во внешней
торговле, особенно в морской пере-
возке. Международная торговая палата
систематизирует и публикует в сбор-
никах обычаи для факультативного
применения предпринимателями (на-
пример, Инкотермс, Унифицированные
правила и обычаи для документарных
аккредитивов и другие). Такие сбор-
ники самостоятельной юридической
силы не имеют и применяются только
при наличии на них ссылки в договоре
[13, с. 164].
По своей сути и признакам кон-
тракты FIDIC схожи с вышеприведен-
ными актами, что свидетельствует об
оправданности позиции сторонников
отнесения таких контрактов к обыча-
ям делового оборота. Однако при этом
следует иметь в виду следующее.
Традиционной среди специалистов
является точка зрения, согласно кото-
рой, если смоделировать логическую
цепь уровней правового регулирования
договорных отношений, то получим
такую последовательность: на первом
месте – императивные нормы, опре-
деляющие взаимоотношения между
участниками; на втором – условия до-
говора, определенные по договорен-
ности между сторонами; на третьем –
диспозитивные нормы, действующие
в том случае, когда стороны своей до-
говоренностью не установили другой
порядок или вообще не исключают
действие нормы. И только при отсут-
ствии названных трех уровней право-
вого регулирования к отношениям
сторон могут применяться обычаи де-
лового оборота [11, с. 101].

Одновременно другие исследова тели указывают, что пока законодатель убеждается в целесообразности и эффективности внесения изменений в законодательство, преодолевая бюрократические преграды, предприятия вполне законно могут выбрать для урегулирования конкретного договора (контракта) устоявшийся обычай делового оборота и почувствовать преимущества «инновационных правовых технологий». Для определения такого процесса употребляется термин «живое право» (living law), то есть такая система норм, которая постоянно дополняется, меняется даже в режиме online, учитывая новую практику между хозяйствующими субъектами, решения арбитражных судов; такая, которая способна решить проблемы сложности определенных национальных правовых систем. Обычай делового оборота (торговли) относят к Lex mercatoria, «мягкому праву», которое обычно кодифицируется известными саморегулируемыми организациями (Международная торговая палата), научными институтами (CENTRAL) и даже международными правительственными организациями (UNIDROIT) и так далее [14, с. 49–50].

Как отмечают специалисты, «мягкость» вполне может быть одной из ключевых характеристик эпистемологии постмодернизма. «Мягкая» логика стала играть важную роль в научных исследованиях. Юристы тоже занимаются поиском «мягкости». Будучи впервые разработанной в сфере международного публичного права, упомянутая формула распространилась и на другие сферы, став модным словом в профессиональном лексиконе юристов международного частного права, европейского права и социологов права. Понятие «мягкое право» отражает две основные тенденции в процессе глобализации права: впечатляющую мультипликацию субъектов правотворчества и, как результат, отраслей права, а также разгосударствление правовых режимов [15, с. 107].

Что касается сущности понятия «мягкое право», то, согласно первой концепции, под ним понимается определенный нормативный массив или документы, которые содержат: а) нормы договоров, неоднозначные по своему содержанию и не порождающие для государств конкретных прав и обязанностей; б) нормы, содержащиеся в резолюциях международных организаций, не имеющих юридически обязательной силы [15, с. 74].

Вторая концепция «мягкого права» характеризует совокупность норм, в которых отсутствуют те или иные признаки норм так называемого «твердого» права. В основном сторонниками этого подхода являются западная и американская доктрины международного права [16, с. 75].

Третья концепция представляется более обобщенной. Доктрина сводит к понятию «мягкое право» совокупность всех норм необязательного характера [16, с. 75]. В итальянской правовой доктрине, например, «мягкое право» определяется как правила поведения, что в принципе не имеют юридической обязательности, но могут иметь практический эффект [15, с. 107].

К правовым последствиям применения «мягкого права» специалисты относят такие:

  • в случае избрания сторонами указанных норм как применимых, они непосредственно регулируют правоотношения между сторонами (могут применяться самостоятельно в качестве альтернативы национальной правовой системе или дополнять последнюю);
  • могут применяться комплексно разные источники «мягкого права» (например, Принципы международных коммерческих договоров UNIDROIT и Правила Инкотермс);
  • могут применяться для толкования или дополнения (заполнение пробелов в праве) к национальному праву государства и международным договорам;
  • могут служить основой для разработки юридически обязательных актов (законов, международных договоров);
  • могут использоваться непосредственно даже в случае избрания сторонами применимого права [14, с. 50–51].

Таким образом, соглашаясь с тем, что контракты FIDIC похожи по признакам на обычаи делового оборота, следует учитывать, что в современной экономике они применяются не в случае отсутствия норм высших уровней правового регулирования, а, скорее, как альтернатива таким нормам или их дополнения (то есть как нормы «мягкого права»).

На сегодняшний день можно сделать вывод, что процедуры реализации инвестиционных проектов с использованием общих условий стандартных контрактов FIDIC не имеют принципиальных противоречий с отечественной нормативно-правовой базой, регулирующей отношения в сфере строительства. Дальнейшее активное использование контрактов FIDIC, безусловно, способно положительно повлиять как на инвестиционный климат в Украине, так и на качество выполнения строительных работ в целом. Однако сегодня более-менее легитимированным применением этих контрактов отличается сфера строительства и реконструкции автомобильных дорог.

Таким образом, первым шагом на пути оптимизации применения контрактов FIDIC в Украине должно стать более четкое закрепление в законодательстве Украины возможности их использования при выполнении строительных работ. С проблемой необходимости закрепления на нормативном уровне применения контрактов FIDIC столкнулась не только Украина, но и другие страны. Так, по мнению специалистов, в большинстве восточноевропейских стран нормативное регулирование крупных строительных проектов можно считать неудовлетворительным с точки зрения регулирования взаимоотношений участников в ходе работ, определения цены контракта, сроков завершения, внесения изменений, распределения рисков и так далее [17, с. 23].

Ситуация несколько осложняется также тем, что упомянутые контракты разработаны специалистами с использованием, в первую очередь, опыта строительной индустрии Великобритании, то есть страны общего (англосаксонского) права. Сейчас в европейских странах используются различные механизмы легитимизации применения контрактов FIDIC.

Так, например, в Чешский Республике основы проблематики стандартизированных условий контрактов описано в Гражданском кодексе Чехии (п. 273 (1) и (2)), где указано, что «часть содержания договора можно сформулировать в виде ссылки на общие коммерческие условия, разработанные профессиональными или деловыми организациями, или другие коммерческие условия, которые сторонам, заключившим договор, известны или добавлены к договору. Положения договора, которые отличаются от положений коммерческих условий, указанных в п. 1, являются приоритетными» [17, с. 23].

В Республике Беларусь в Правилах заключения и исполнения договоров строительного подряда (утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30 июня 2011 г. № 875) указано, что «договорные отношения между заказчиком и подрядчиком с их согласия могут регулироваться путем применения международных типовых контрактов Международной федерации инженеров консультантов (FIDIC) с учетом необходимости соблюдения требований законодательства» [17, с. 23].

Что касается отечественного законодательства, то нормативное закрепление возможности использования рекомендаций и правил международных негосударственных организаций уже имеет свою традицию. Так, законодательство Украины содержало прямое требование для сторон договора купли продажи использовать Инкотермс, причем это касалось как международных, так и внутригосударственных договоров [18, с. 266–267].

Изложенные положения содержались в Указе Президента Украины «О применении Международных правил интерпретации коммерческих терминов» от 4 октября 1994 г. № 567/94 [19] и, позднее, в первоначальной редакции ч. 4 ст. 265 ХК Украины [20].

Действующая редакция ч. 4 ст. 265 ХК Украины содержит норму более общего характера, которая предоставляет сторонам для определения условий договоров поставки право использовать известные международные обычаи, рекомендации, правила международных органов и организаций, если это не запрещено прямо или в исключительной форме настоящим Кодексом или законами Украины. Такой подход следует признать более оправданным и соответствующий принцип можно использовать при регламентации порядка использования контрактов FIDIC в Украине.

Именно часть 3 ст. 317 ХК Украины целесообразно дополнить положением такого содержания: «Стороны договора по их взаимному согласию могут применять международные типовые контракты Международной федерации инженеров консультантов (FIDIC), если это не запрещено прямо или в исключительной форме настоящим Кодексом или законами Украины».

С появлением транснационального права правотворчество перестает быть исключительным правом государств. Большое количество международных документов по вопросам информационного общества было разработано и принято с участием негосударственных авторов. Так, например, ІКАНН, будучи частной структурой, зарегистрированной по законодательству штата Калифорния, принимает обязательные к исполнению нормы. При этом ответственность возлагается на национальных регистраторов [15, с. 110]

Выводы. Таким образом, законодательное закрепление возможности и условий использования контрактов FIDIC соответствует современным тенденциям развития правового регулирования и будет способствовать как улучшению регулирования отношений между участниками строительного процесса, так и улучшению инвестиционного и экономического климата страны в целом.

Список использованной литературы:

  1. Стандарты ФИДИК: зачем это нужно? Инженеры-консультанты Узбекистана. 2009. № 1 (1). С. 27–29.
  2. В Украине применение контрактов FIDIC в настоящий момент не очень популярно. URL: http://www.kanzas.ua/articles_law/page_view/V-Ukraine-primenenie-kontraktov-FIDIC-v-nastoyasch-18-04-2007/.
  3. Щигурова Я.Н. Без FIDIC инфраструктура не сможет развиваться: интервью с Ассоциацией инженеров-консультантов Украины. URL: https://c f t s . o r g . u a / a r t i c l e s / b e z _ f i d i c _infrastruktura_ne_smozhet_razvivatsya__intervyu_s_assotsiatsiey_inzhenerov_konsultantov_ukrainy_1206.
  4. Хараїм І.В. Співробітництво з міжнародними організаціями для модернізації публічної політики управління ризиками в будівництві. Актуальні проблеми державного управління. № 1 (53). С. 1–6. URL: http://w w w. k b u a p a . k h a r k o v. u a / e – b o o k /apdu/2018-1/index.html.
  5. Козарчук І.А. Визначення вартості проектів у дорожній галузі України на основі міжнародних стандартів FIDIC. Автомобільні дороги і дорожнє будівництво. 2016. Вип. 97. С. 113–123.
  6. Про внесення змін до Довідника кваліфікаційних характеристик професій працівників Випуск 64 «Будівельні, монтажні та ремонтно-будівельні роботи»: Наказ Міністерства регіонального розвитку, будівництва та житлово-комунального господарстваУкраїни від 8 серпня 2017 р. № 192. URL: http://vobu.ua/ukr/documents/item/nakaz-minrehionu-ukrainy-vid-080817-r-192-pro-vnesennia-zmin-do-dovidnykakvalifikatsiinykh-kharakterystyk-profesiipratsivnykiv-vypusk-64-budivelnimontazhni-ta-remontno-budivelni-roboty.
  7. Яремко В.А. Особенности рассмотрения строительных споровв международном коммерческом арбитраже. URL: https://sk.ua/wp-content/uploads/sk_files/yaremko.pdf.
  8. Чумаченко И.В. Договоры в области строительства. Правовые вопросы строительства. 2015. № 2. С. 9–15.
  9. Брайг Б., Мутай И.М. Respublica и res mercatoria в проформах ФИДИК и ГКРФ. Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. № 1. С. 113. URL: http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/23001.
  10. Романова В.В. Особенности правового регулирования внешнеэкономических сделок в сфере энергетики. Международное публичное и частное право. 2016. № 1. С. 16–21.
  11. Гриняк А.Б., Проценко В.В. Звичай як джерело правового регулювання договірних відносин. Приватне право і підприємництво. Вип. 14. С. 98–102.
  12. Прилуцький Р.Б. Договір та звичай як джерела господарського і цивільного права України. Часопис Академії адвокатури України. № 17 (4). С. 1–9. URL: e-pub.aau.edu.ua/index.php/chasopys/article/viewFile/…/252.
  13. Стрілець О.М. Звичаї ділового обороту як особлива форма права. Науковий часопис НПУ імені М.П. Драгоманова. 2014. Серія 18: Економіка і право. Вип. 24. С. 162–169.
  14. Гончаренко О.М. Звичай ділового обороту: засіб саморегулювання господарської діяльності. Зовнішня торгівля: економіка, фінанси, право. № 5. С. 47–55.
  15. Кирилюк О.В. М’яке право як нормативна основа глобального інформаційного суспільства. Актуальні проблеми міжнародних відносин. Вип. 125. Ч. 1. С. 106–117.
  16. Смирнова К.О. Концепція «м’якого» права (soft law) в міжнародному праві та праві Європейського Союзу. Український часопис міжнародного права. 2012. № 3. С. 74–78.
  17. Контракты на строительство по правилам FIDIC: применение и толкование / Л. Клэе, И.В. Никифоров. Москва: Статут, 2016. 524 с.
  18. Марцінковська О.В. Легкий О.Д. «Інкотермс-2010» як інструмент регулювання зовнішньоекономічної діяльності. Економічний аналіз. Вип. 12. Ч. 3. С. 265–268.
  19. Про застосування Міжнародних правил інтерпретації комерційних термінів: Указ Президента України від 4 жовтня 1994 р. № 567/94 (втративчинність). URL: http://search.ligazakon.ua/l_doc2.nsf/link1/U567_94.html/.
  20. Господарський кодекс України: Закон України від 16 січня 2003 р. Відомості Верховної Ради України. 2003. № 18–22. Ст. 144.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

Сухоставец Инна Васильевна ‒ доктор философии права, директор и партнер ООО «Юридическая компания «Инстанто»

INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Sukhostavets Inna Vasilyevna ‒ Doctor of Philosophy of Law, Director and Partner LTD «Law firm «Instanto»

instanto.co.uk@gmail.com